e5b7f8cd     

Никитин Антон - Предательство



Антон Никитин
ПРЕДАТЕЛЬСТВО
Предательство приходило ко мне не раз.
Впервые я встретился с его искушением много лет назад, еще когда слу-
жил телохранителем. Хозяин, достопочтенный Маруф, действительно нуждался
в охране, Сейчас многие позволяют себе заводить телохранителей, считая,
видно, что это приближает их к богачам и властителям, и делает их самих
богаче. В то время эти глупые домыслы еще не успели распространиться по
свету и добрые мусульмане не тешили себя бесполезными мечтами: все были
тверды в вере, и знали, что Аллах отпускает каждому столько, сколько тот
заслуживает. Хозяин мой был вполне благочестив, и, хотя злые языки пого-
варивали, что он нажил свои несметные богатства нечестным путем, но ник-
то этому не верил. Слышал я также, и не раз, что несколько лет назад хо-
зяин мой был башмачником, и сумел разбогатеть за один день, и происхож-
дение его сокровищ никому не известно, но мало ли что болтают на база-
рах? С тех пор я побывал во многих краях, но и за морем, где неверные
живут в тесных каменных глыбах, и в далекой стране, где мудрецы поклоня-
ются шестируким идолам, и откуда привозят к нам шелк, я не видел ни од-
ного честного торговца.
Хозяин наш был и мудр и добр, только одно сомнение снедало мою душу:
жаркие дни и холодные ночи расшатали мою память, и она треснула, как ка-
мень, лежащий в пустыне: я не помнил уже, как я попал к своему хозяину,
из какой страны я пришел к нему, как звались отец мой и мать, а мое имя
мне было уже не нужно.
Сперва я думал, что болезнь моя так мучительна из-за моих грехов, но
со временем я понял, что здесь не обошлось без колдовства, и стал прис-
матриваться к окружавшим меня людям, чтобы по едва видимым приметам, по
преступной искре, мелькнувшей у кого-нибудь во взоре, по тревожной печа-
ли, грызущей сердце, узнать собрата по несчастью, или разоблачить злоу-
мышленника.
Мне стало казаться, что я - законный сын султана, украденный в
детстве, что злодей, бросивший меня на произвол судьбы, только ждет моей
смерти, чтобы захватить трон, и ходит где-то поблизости, я чувствовал
его взгляд все время, даже во сне.
Мне снилось, что я живу во дворце, более богатом, чем дворец моего
господина, что моя старшая жена более красива, чем его, и что власть моя
безгранична.
День за днем я не мог открыть тайны своего падения.
Только один человек казался мне подозрительным: он тоже искал кого-то
и тоже служил в охране. Однажды ночью мне удалось застать его врасплох,
и, приставив меч к его горлу, я потребовал от него правды. Я ошибся: и
его томил тот же недуг. С той ночи мы стали друзьями и долго не расста-
вались. Дружба наша была крепка, а редкие размолвки были вызваны его вы-
сокомерием: я не мог смириться с тем, что он тоже не раз примерял к себе
дворец султана.
Мы стали вместе искать сведущего человека, и однажды некий книжник,
заросший пылью и изъеденный червями, выслушав нас, сказал, что подобные
нам всегда назывались порождением демонов, и его проклятие ложилось и на
нас, и на род наш.
На следущее утро книжника нашли мертвым в его лавке. Кто-то распра-
вился с ним, и жестокость убийцы была необыкновенной. Впрочем, поговари-
вали, что книжник не соблюдал заповедей, и был близок с дьяволами. Мы с
другом ни о чем не жалели.
Все только и говорили, что об этом убийстве, достопочтенный Маруф,
как нам показалось, был очень напуган, и нанял еще двадцать охранников.
Ночью мой друг сумел меня убедить в том, что именно Маруф опоил нас
зельем, чтобы потом с



Назад