e5b7f8cd     

Никитин Юрий - Ахилл



sf Юрий Никитин Ахилл ru ru Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-09-26 068B2B72-0887-49EE-A3AD-534820BD4F91 1.0 Юрий Никитин
Ахилл
Агамемнон в изумлении смотрел на спрыгнувшего с борта корабля вождя тавроскифов. Архонт россов был необычен в своей яростной мужской красе. С бритой головы свисал длинный пышный клок белокурых волос, в левом ухе блестела крупная золотая серьга.

Грудь у него была широка и выпукла, словно он надел под накидку свои божественные доспехи.
В суровой душе Агамемнона проснулся страх, когда вождь россов пошел к нему. Закованный в броню гигант нес шлем в руке, и ветер трепал его светлые волосы, словно бы вымытые в растопленном золоте. Ростом он был выше самого рослого из ахейцев, руки огромные и толстые, а ладони широки, словно корабельные весла.
Агамемнон задрал голову, чтобы смотреть в лицо князя. «Владыка Зевс, — мелькнула мысль, — неужели на Земле еще есть такие люди? Или в стране гипербореев полубоги рождаются по-прежнему?»
Он дрогнул в ужасе, наткнувшись на взгляд архонта союзного войска. Глаза у того были необычные, таких не встречал в Элладе. Огромные, ярко-синие, словно бы нещадное небо просвечивало сквозь череп, да и волосы цвета солнца горели непривычно в мире черноволосых ахейцев, которые за сотни лет жизни в Аттике потемнели быстро.
«Полубог, — понял Агамемнон. — Гиперборейский полубог… Они там своих героев называют богатырями, ибо их народ происходит от солнечного бога, „Дажьбожови внуци“… В Элладе же почти не осталось героев, ибо старшие: Сизиф, Тантал — пали в битвах с самими богами, средние — Геракл, Персей, Беллерофонт, измельчав, пали, очистив землю от чудовищ, а самые младшие и самые слабые — истребляют друг друга в подобных войнах, они уже и не помыслят о схватке с богами или чудовищами…»
— Приветствую тебя, великий вождь, — сказал гигант дружески, опуская длинные титулы Агамемнона. — Приветствую и все ахейское войско!
— Слава и тебе, Ахилл, — сказал Агамемнон, нахмурясь, — походный князь мирмидонян!
Ахилл потемнел. Царь Микен, верховный вождь похода на Трою, не преминул уколоть, указав, что он, Ахилл, всего лишь на время похода князь, а там, на Днепре, остался истинный князь, воцарившийся после того, как его, Ахилла, изгнали за крутой и неуступчивый нрав.
— Слава тебе и твоим воинам, князь, — сказал торопливо Одиссей.
Они по-братски обнялись. С кораблей по качающимся мостикам сбегали мирмидоняне, выстраивались. Ахейцы смотрели на них с тревогой и надеждой. Мирмидоняне, или россы, как они себя называли, были рослые, могучие воины, все как один в черных доспехах, закрывающих тело.

Этим доспехам приписывались магические свойства, их не могли пробить своим оружием даже самые сильные и свирепые из ахейцев или троянцев.
Тысячу отборнейших воинов привел тавроскифский архонт! Поход против зловредной Трои, что как бельмо засела на берегу Дарданелльского пролива, нависая над «хлебным путем», был просто невозможен без помощи тавроскифов.

Правда, Троя, угрожая обречь Элладу на голод, тем самым вредила и мирмидонянам, ибо скифы-пахари богатели на продаже хлеба ахейцам, в стране которых он почти никогда не родил. В прошлом году Троя, угрожая перекрыть «хлебный путь», в два раза увеличила пошлины на проходящие через пролив корабли, что больно ударило по Элладе и вызвало раздражение у страшных в своей мощи тавроскифских архонтов.
Потому-то владыка Микен царь Агамемнон, который надменно называл себя царем царей, и объявил великий поход всех союзных государств против азиатской Трои…
Лагерь ахейцев спешно укрепля



Назад