e5b7f8cd     

Никитин Юрий - Глубокий Поиск



sf Юрий Никитин Глубокий поиск ru ru Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-09-27 D49D9DA4-C38C-4865-87E8-799CA014F212 1.0 Юрий Никитин
Глубокий поиск
Неудобства начались с первых же минут. Администратор почему-то очень уж тщательно изучал мою трудовую книжку, трижды перечитывал анкету. Естественно, это меня раздражало.

Мне пятьдесят пять лет, доктор наук, у меня ряд серьезных научных работ. Я не отвечаю за того балбеса, каким был в шестнадцать лет, когда бросил школу и завербовался в Коми АССР на лесоразработки.

И ничего общего также не имею со слезливым юнцом, который после несчастной любви — тьфу! — едва не покончил с собой, бросил прекрасный вуз, только бы не встречаться с предательницей, после чего два года работал на подсобных работах, разгружал вагоны. Но это все, как и ряд других вывихов молодости, отмечено в трудовой, закреплено печатями. И для бюрократа это важно.
— Да, — сказал администратор медленно, — вы успели попутешествовать…
— Последние пятнадцать лет я работаю на одном месте, — ответил я сухо. — Извините, но я глубоко разочарован своим визитом. Мне очевидно послышалось, что речь шла о каком-то важном эксперименте. Теперь я вижу, что я зря теряю время, которого у меня не так уж много.

До свидания.
Я поднялся, коротко поклонился. Администратор изумленно вытаращил глаза. Я сунул трудовую книжку в карман и быстро направился к двери.

Он догнал меня уже у самого выхода.
— Ну что же вы так? — сказал он удивленно, ухватившись за мой рукав.
— Зачем же так круто? Я не спрашиваю о ваших работах, потому что и так хорошо их знаю. Изучил даже, хотя не все понял.

Мы тоже считаем вас в числе наиболее обещающих ученых, потому и обратились к вам с предложением принять участие в эксперименте! Мы собрали о вас данные…
— Любопытно бы взглянуть, — остановился я.
— Э-э, такое всем любопытно. Человек больше всего любит читать про себя! Это исключено.

Впрочем, после окончания эксперимента… не понимаете?
Смешно, но я попался именно на эту удочку. Очень хотелось прочитать, что же думают обо мне коллеги, друзья, родственники. Каким я выгляжу со стороны?

Какое впечатление произвожу?
Заведующий лабораторией Жолудев вошел в мою комнату замедленно, с осторожностью. Я уже слышал, что у него под сердцем застряла пуля, давит на какой-то клапан. Жизнь на волоске, но на операцию не идет: организм изношен, не выдержит.

Десять лет работы врачом в арабских странах не прошли даром, а в благодарность — автоматная очередь в упор от террориста… И то счастье, что выжил!
— Давайте я сразу введу вас в самую суть, — сказал он бесцветным голосом. — Мы, как вы слышали, кафедра экспериментальной психологии… Избавлю вас от научных терминов, ибо на языке нормального человека мы занимаемся усовершенствованием человека.
— Ого, — казал я саркастически. — И далеко продвинулись?
— Не смейтесь. Я же сказал, что занимаемся, но не сказал, что добились чего-то. Человек — это не новая модель телевизора или холодильника.

Да и мало кто знает, что такое — усовершенствовать. Спортсмены тоже совершенствуют, так они говорят, но мы-то знаем что их усилиями здоровые дети, которые могли бы вырасти учеными, писателями, музыкантами, попросту превращаются в дебилов с огромными мускулами…
Бесстрастности хватило ненадолго, он заговорил горячо, обидчиво, я невольно ощутил симпатию. К неудачникам всегда чувствуешь симпатию, к тому же я и сам разделял его отношение к спортсменам. Не только потому, что меня самого природа обделила если не ростом, то тугими мышцами, пришлось самому наращивать…. А ес



Назад