e5b7f8cd     

Никитин Юрий - К Вопросу О Евгенике



sf Юрий Никитин К вопросу о евгенике ru ru Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-09-27 5DD81998-C0CC-4150-8D4F-557A54D1426B 1.0 Юрий Никитин
К вопросу о евгенике
"Пустынная и дикая местность на самом краю земли, в стране скифов. Никогда еще не ступала здесь нога человека. Сюда-то, на край Земли, привели слуги Зевса титана Прометея, чтобы приковать его несокрушимыми цепями к вершине скалы…»
Наталья Алексеевна прохаживалась по аудитории. Пересказ древней легенды увлек ее: еще школьницей она познакомилась с этой трагедией Эсхила, древний шедевр на всю жизнь очаровал ее.
«…но не вечно будет страдать Прометей. Он знает, что злой рок постигнет и могучего громовержца. Не избежать ему злой судьбы!

Будет он свергнут с высокого царственного Олимпа. Станут тогда люди подобны могучим титанам, освободят Прометея и его родных братьев, тоже выступивших против Зевса: младшего Атланта и старшего — Менетия. И станут люди сильными, и станут могучими, и станут прекрасными…»
После лекций она успела забежать в книжный магазин, где для нее молоденькая продавщица достала из-под прилавка сборник японских вака. Наталья Алексеевна выбила чек и, улыбаясь, поспешила дальше.
В «Фотолюбителе» она купила пачку цветной фотобумаги.
В довершение всего она успела вскочить в отходивший троллейбус. Обычно же она ждала его минут двадцать. Какой-то юноша мгновенно уступил ей место и стыдливо отвернулся к окну.

Вероятно, один из ее «хвостистов».
По лестнице она взбегала вприпрыжку. До прихода мужа оставалось достаточно времени: можно приготовить ужин и даже привести в порядок комнату. К ним собирались зайти с визитом Волховские со своим чадом.
На лестничной площадке четвертого этажа стоял мужчина. Он встретил ее странно напряженным взглядом. Ему было за сорок, одет прилично, но что-то в его облике настораживало.
— Наталья Алексеевна? — спросил он скорее утвердительно, чем с вопросом.
— Да, — ответила она, — меня зовут Наталья Алексеевна.
— У нас к вам серьезный разговор, — сказал мужчина, и его глаза блеснули. — Позвольте представиться. Иосиф Давыдович Гальперин. Доктор медицинских наук.

Вот мои документы.
Наталья Алексеевна не взглянула на протянутые бумаги.
— Согласитесь, — сказала она, — все это несколько странно..
— Согласен, — Гальперин позволил себе слегка улыбнуться. — Даже очень странно. Но вы все поймете. Нам, то есть в данном случае мне, необходимо поговорить с вами.

Это очень серьезно.
Наталья Алексеевна посмотрела на крохотные часики.
— В таком случае… через два часа вернется с работы мой муж… и мы охотно выслушаем вас.
— Я понимаю, — сказал Гальперин. — Но не стоило бы откладывать наш разговор. Не пугайтесь. Да, все это очень странно.

Вы ведь гуманитарий. У вас исследования ведутся в пыли архивов, тихо и спокойно. А вот мы…
У него было умное и почему-то печальное лицо. Лицо все понимающего и все прощающего человека.
— Хорошо, — она вдруг решилась неожиданно для самой себя. — Пойдемте в комнату.
Ее сломило слово «исследование». Чуть ли не каждый день газеты сообщают о победах в той или иной области медицины. Ставятся удивительные эксперименты.

Правда, непонятно, какое отношение может иметь она к медицине.
Они сели в комнате друг против друга. Гальперин заметно нервничал и, видимо, не знал, с какого конца начать. Глаза его мерцали странным зеленоватым светом.

И от этого всего Наталью Алексеевну охватило нехорошее предчувствие.
— Скажите, — вдруг выпалил Гальперин, — вы хотели бы стать матерью вундеркинда? Гениального ребенка?
Наталья Алексеевна пожала плечами.
— Я



Назад