e5b7f8cd     

Никитин Юрий - Князь Владимир. Книга 2



sf_fantasy Юрий Никитин Князь Владимир. Книга 2 Важные события на Руси произошли во время княжения Владимира — покорение соседних племен, бесконечные войны с пограничными государствами и конечно же крещение Руси.
ru ru Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-07-25 36DF5E61-A88C-4CD3-87EF-6829585DA6E7 1.0
Юрий Никитин
Князь Владимир. Книга вторая
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
В лето 6488 Владимир вернулся в Новгород с варягами.
И послал к Рогволоду в Полоцк сказать: «Хочу дочь твою взять в жены».
И пошел на Ярополка в землю Киевскую.
«Начальная Русская Летопись»Глава 1
Хмурый воин пропустил Ингельда вперед и плотно закрыл за ним дверь. В комнате сутулил над столом широкие плечи тяжелый человек. На стук двери оглянулся, на Ингельда взглянули острые глаза его дяди, конунга Эгиля.

Суровое лицо, словно вырезанное из камня, было мрачным.
— Сядь, — велел он тяжелым голосом. — Я позвал тебя для очень важного разговора. И пусть ничьи уши не услышат моих речей!
Ингельд насторожился, но сердце в предчувствии опасности и крови забилось радостнее. Он ощутил, как в сильном теле просыпается яростная жизнь, по коже забегали щекочущие мурашки.
— Клянусь Валгаллой!
Он осторожно присел на край скамьи. Конунг некоторое время смотрел на свои огромные ладони на столешнице, медленно стиснул пальцы. Кожа натянулась и побелела на костяшках, сухо заскрипело.
— Догадываешься, зачем тебя призвал?
— Я видел хольмградского конунга Вольдемара. Он прибыл из Царьграда. Стал старше, выглядит зрелым мужем.

Ты решил дать ему помощь?
Эгиль с досадой стукнул кулаком по столу:
— Мы не ромеи, чтобы нарушать клятвы. Вольдемар выполнил все, о чем договаривались. Он присмотрел за Олафом! Тот взматерел, научился многому. Вроде бы даже замечен базилевсами.

Да-да, у ромеев сейчас правят два брата. Олаф уцелел в самый трудный первый год.
— Ну, — осторожно вставил Ингельд, — Олаф мог и сам…
— Вряд ли, — рыкнул Эгиль. — Олаф отписал мне, что Вольдемар не раз спасал ему жизнь. Вообще просит относиться к хольмградцу, как к собственному сыну!
Ингельд терпеливо ждал. Жилы на лбу конунга напряглись, синяя вена на виске часто-часто дергалась. Дыхание с шипением вырывалось сквозь стиснутые зубы.
— Олаф не вернется?
— Пока не хочет. Он даже написал, что готовится принять эту… эту веру рабов!
— А Вольдемар уже принял?
Эгиль зло стукнул кулаком по столу. Посуда подпрыгнула.
— Этот хитер как лиса! Хотя такой может менять веры чаще, чем портянки — я таких за полет стрелы насквозь вижу! — но и то остался в своей, славянской… Или русской. А Олаф — дурак!

Он ежели примет, то уже не откажется. Ему, видите ли, честь не позволит! Эх, ладно. Пей мед, слушай внимательно.
Ингельд послушно отхлебнул из кубка. Вкуса не ощутил, сердце колотилось о ребра в ожидании подвигов, звона железа, дальних походов на драккаре, рева пожаров и страшных криков жертв.
— Все слышали, как я обещал дать войско конунгу Вольдемару. И я дам! Не бесплатно, конечно. Мы договорились о плате. По две гривны с каждого киянина!

А Киев — город очень богатый. Конунг Вольдемар хочет использовать нас в своих интересах и… интересах Гардарики. Да, мы беремся помочь.

За то, что он присмотрел за Олафом в Царьграде, я обещал… да, обещал! Но ярлы меня не поймут, если не возьму с Вольдемара хорошую плату. Но и о плате, как я уже сказал, договорились.

Ярлы довольны. Теперь дальше. Есть еще наши интересы! Мои и… теперь твои, племянник.

Они превыше всех остальных.
Ингельд дернулся:
— Дядя… разве не Олаф должен был повести наших людей в помощь Вольдемару?
Конунг помол



Назад