e5b7f8cd     

Никитин Юрий - На Темной Стороне (Русские Идут - 3)



Юрий Никитин
На Темной Стороне
Своим друзьям по корчме, чьи высказывания бессовестно вложены героям:
Константину Крылову, Егору Холмогорову, Михаилу Егорову, Дмитрию Янковскому,
Lordwolfу, Матросову, klm, и др, а также недругам, в споре в которыми
оттачивались аргументы...
Часть 1
Глава 1
Маринка встретила меня приветливой улыбкой. На ее столе в крохотной вазочке
букетик полевых цветов, пахнет пыльной степью, значит романтик Коломиец уже в
кабинете.
Я кивнул на массивную дверь:
- Все уже там?
- На этот раз вы раньше президента, - сообщила она. Но не успел я возгордится,
как ехидно добавила: - Два часа назад он отбыл... Сказал, вернется к десяти.
Я взглянул на огромные старинные часы над ее головой:
- Ого, без пяти. Ни за какое президентство не заставил бы себя вставать так
рано.
Она фыркнула мне в спину. Я потянул за толстого золотого льва, что прикидывался
дверной ручкой, в щель сразу ворвались голоса и музыка. Я перешагнул порог
кабинета президента России. Правда, здесь все больше напоминало полевой штаб
крупного военачальника, которому приходится заниматься и всякой там экономикой в
разоренных войной областях и, мать ее, культурой.
Кабинет, скорее - зал, середину занимает исполинский стол буквой т, по утрам
сюда сходится команда, т.е., члены собственно правительства, а также люди из
администрации президента.
Сейчас за столами горбатятся за бумагами, ноутбуками, калькуляторами - кто чем
овладел, несколько человек. Шторы колышет свежий ветерок, а вдоль стены на
плоских экранах горят дома, переворачиваются автомобили, дикторы взволнованными
голосами сообщают о захватах заложников, катастрофах, курсе рубля, неустойчивой
экономике.
Кречет, озверев от воровства, коррупции и казнокрадства, ежедневно собирает у
себя весь кабинет, сует нос во все мелочи, проверяет и контролирует, а когда
несколько крупных чинов при его режиме были не просто арестованы, но и погибли
при попытке к бегству, то в самом деле расхитители притихли. Конечно, никто не
поверил, что господин Шувалов пытался бежать, у него такие адвокаты, что если
даже посреди Тверской зарежет ребенка, адвокат сумеет доказать, что ребенок сам
напал, нанес ущерб, и теперь родители этого злодея должны всю жизнь работать на
пострадавшего Шувалова.
Вошел Кречет, за столом невольно подобрали животы и выпрямили спины, а министр
культуры поспешно выдернул палец из носа. От президента веяло ощущением злой
силы. Запавшие глаза хищно взглянули из-под массивных надбровных дуг, похожих на
выступы скал:
- Утро доброе, кого не видел!..
Коломиец пихнул меня локтем:
- Это вам, Виктор Александрович. Мы вас тоже не видели уже с недельку.
Говорил он таким могучим шепотом, что по всему столу взлетали бумаги и опасливо
сдвигались к краю.
Кречет прошел к своему месту, швырнул на стол папку, но садиться не стал. Мы
уважительно посматривали как отец народа, медленно успокаиваясь, прошелся вдоль
стола, все такой же массивный, огромный, больше похожий на циркового борца, чем
на президента.
Неприятным металлическим голосом спросил подозрительно:
- Что-то вы все какие-то воодушевленные... Один Коган не щебечет. Ему что,
сказать нечего? Он что, не работал?
Коган, министр финансов, сказал обидчиво:
- Как можно такое про самого каторжного работника? Я, к примеру, только что
разработал стратегию достижения положительных результатов в переговорах с
инопланетянами...
- Кем-кем? - переспросил тугой на ухо Краснохарев.
- С инопланетянами, - повторил Коган любезно.



Назад