e5b7f8cd     

Никитин Юрий - По Законам Природы



sf Юрий Никитин По законам природы ru ru Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-09-27 1481181D-21AA-4D63-AAB2-33EF2F857193 1.0 Юрий Никитин
По законам природы
В ручье по колено, но вода горная, пронзительно холодная, чистая, как слеза. Лег, уцепившись за корягу, чтобы не снесло, уже через минуту озяб, но лежал: протопали много, нужно бы вместе с потом смыть и усталость.
Выскочил на берег, лишь когда заломило в затылке. Кожа пошла пупырышками, мышцы затвердели. Товарищи еще обыскивали друг друга, пойманных клещей привычно бросали в костер.

Потом пили крепкий чай из лимонника, только самый старший из группы, Измашкин, неспешно потягивал отвар чаги: от лимонника заснуть не может, а во сне бабы снятся, будто выхлебал корыто жень-шеня или пантокрина.
Когда сели у костра играть в шахматы, только они уцелели в походе, Кварк почувствовал, что усталость, если и смылась с тела, то не вымылась изнутри, мышцы все еще налиты недоброй тяжестью.
— Нет, — сказал он, — сегодня играть не буду…
Он полез в палатку, растянулся во весь рост, едва ли не впервые в жизни чувствуя радость от простого лежания, бездействия, ничегонеделанья… Не заметил, как провалился в легкий беззаботный сон. Сразу же начал летать на городом, потом над тайгой, кувыркался, летал то стремительно, как падающий сапсан, то зависал в воздухе неподвижно, растопырив руки.
Он часто летал с тех пор, как сменил жизнь дерганного интеллигента в Москве на жизнь геолога-таежника; ловил в полете изюбрей за рога, отпускал, догонял в полете гусей и уток… Сейчас летал, летал, летал, но потом пришло нечто тягостное, стало трудно дышать, откуда-то повалил густой черный дым, окутал ноги, ворвался в легкие… Внизу на земле уже горела трава, и вдруг он не смог лететь, страшная земля помчалась навстречу.
Он закричал, проснулся. Голову сжало как раскаленными щипцами, затылок раскалывался.
В сторонке полыхал огонь, в палатку доносился приглушенный разговор:
— Придется тащить… Здесь ему хана.
— Если энцефалит, тащи не тащи… Хорошо осмотрели?
— Даже на пятки заглядывали! Ты же знаешь, его клещи не трогали.
— Эх, как же это… Ребята где?
— Носилки готовят. Хорошо, хоть сложения интеллигентского, меня бы вам понести!
— А далеко?
— В полста километрах деревушка.
— Медпункт, «Скорая помощь»?
— Шутишь. Промысловики-охотники. Живут чем бог пошлет, не болеют.
— Ох, не верю этим затерянным деревушкам! То староверы, то еще что…
— Что «еще»?
Голос показался Кварку странно изменившимся.
— Да так… Походишь в тайге с мое, всего навидаешься.
— Что делать, выбирать не приходится.
Завертелись огненные колеса, жернова раскалялись, росли и вот уже давят на грудь, забивают дыхание…
Когда бред прерывался, Кварк видел над собой проплывающие в полутьме ветви, бледное пятно месяца; остро и нещадно проглядывали звезды сквозь разрывы в ветвях, этот блеск резко бил по глазам, и Кварк обессилено опускал веки, зажмуривался посильнее.
Очнулся уже днем. Он лежал на спине, над ним желтел в недосягаемой вышине широченными, плотно пригнанными досками потолок, стена непривычно ребрилась массивными бревнами, гладко обтесанными, от времени потемневшими.
— Где… я?
Он хотел это сказать, но в легких стоял несмолкающий хрип, клекот, на губах лопались теплые соленые пузыри.
Мягкие теплые руки приподняли ему голову. Мир загородила деревянная чашка. Кварк послушно отхлебнул.

Варево, густое и горячее, приятно обожгло. Он сделал глоток еще, в глазах потемнело, он сорвался в грохочущую бездну, где кипели камнепады и вертелись раскаленные жернова… Откуда-то



Назад