e5b7f8cd     

Никитин Юрий - Сизиф



sf Юрий Никитин Сизиф ru ru Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-09-27 C9E58339-401F-4839-AB6B-767295B54A20 1.0 Юрий Никитин
Сизиф
Я катил его, упираясь плечом, руками, подталкивая спиной, содранная кожа повисла как лохмотья, руки в ссадинах, едкий пот выедает глаза. И вдруг я услышал голос:
— Сизиф!
Наискось по склону поднималась молодая женщина. Кувшин на голове, красивая рука изогнута как лук, в другой руке маленькая корзинка. Женщина улыбалась мне губами, а еще зовущее — глазами, ее смуглое тело просвечивало сквозь легкую тунику.
Я остановился, упершись плечом в камень. От моей пурпурной царской мантии остались лохмотья, ноги дрожали от усталости. Сам я дик и грязен, как последний оборванец.
Женщина подошла ближе, наши взгляды встретились. У меня стало сухо во рту, а сердце заколотилось чаще.
— Сизиф, — сказала она певуче, — нельзя же все время тащить и тащить этот ужасный камень! Что за блажь?.. Царям многое позволено, но ты уж слишком… Ушел, а у нас совсем не осталось красивых и сильных мужчин.

Ну таких, как ты. В тебе есть нечто, кроме мускулов, сам знаешь…
— Знаю, — ответил я внезапно охрипшим голосом, — но мне так боги велели.
Я затолкал ногой под камень обломок дерева, осторожно отстранился. В груди кольнуло, когда пошевелил занемевшими плечами.
— Присядь, отдохни, — сказала женщина мягко.
Раньше я охотно останавливал взгляд на женщинах с ясными глазами. Таких было мало, но и те оказывались в конце концов только женщинами и ничем больше. Эта же проще, немного проще, чуть выше кустика, но все же это женщина, которую я увидел впервые за долгое время, и я… сел с нею рядом.
Из кувшина шел одуряющий запах вина, корзину распирали хлебные лепешки, сыр, жареное мясо. Ее родители, сказала она, несмотря на знатное происхождение, работают в поле, и она несет им обед.
— Спасибо, — поблагодарил я. — Ты достойная дочь, заботливая.
С первых же глотков хмель ударил в голову, а мясо хоть и гасило его, но сделало мысли быстрыми, неглубокими.
— Зачем боги велели тебе тащить камень? — спросила она.
— В наказание. За то, что так жил.
— А как ты жил? — удивилась она. — Разве плохо?
— Плохо. Необязательно быть человеком, чтобы так жить.
— Но как они это сказали тебе?
— Как?.. Как слышишь волю богов?.. Ночью вдруг просыпаешься от боли в сердце, от страшной тоски, от тревоги, что живешь не так, и слышишь страшный крик внутри, и слышишь громовый глас, повелевающий…
— Что? — спросила она, не дождавшись. — Что они велели?
— Глас богов загадочен. Они на своем языке… Мы лишь стремимся постичь сокровенное, ведомое им. Как повелели жителям страны Кемт возводить пирамиды?

Гробницы тут ни при чем… Это их камень на вершине горы. А может, и не на вершине еще, но они выполнили волю богов, сделали человеческое, когда отказались от жизни червяков, когда обрекли себя тащить камень в гору…
Она не понимала. Спросила:
— Но почему ты решил тащить именно камень?
— Не знаю. Нужно было что-то делать немедленно. Жизнь уходила, как песок между пальцами, и я страшился ее никчемности. Но волю богов я, видимо, угадал.

Боль не терзает грудь, не просыпаюсь в страшной тоске и в крике… Понимаешь?
— Нет, — ответила она. — Обними меня.
— Эх, только женщина…
Хмель стучал в мозг, а вымоченное в жгучих пряностях жареное мясо зажгло кровь и погнало ее, кипящую, огненную, заставило громко стучать сердце.
Земля качалась под нами, и мы оказывались между звезд. Древняя могучая сила швыряла меня как щепку, и я не скоро отпустил бы женщину, но она в какой-то миг взглянула на край неба, где с



Назад