e5b7f8cd     

Никитин Юрий - Странный Мир



Юрий НИКИТИН
СТРАННЫЙ МИР...
Длинная ящерица грелась на пригорке. Я уже начал осторожно
приближаться к ней, держа сачок наготове, как вдруг сверху в просвет между
деревьями скользнул белый блестящий диск и грузно опустился среди цветов.
"Летающее блюдце" - понял я, все еще держа сачок наготове. "В лесу...
Может, тоже редких ящериц ловят? Вот бы влезть к ним, полетать по другим
мирам!"
Дверца раскрылась, на траву выпрыгнули два зеленых человечка. Первый
раскрыл рот и сразу затараторил:
- Какие краски, какой вид!.. А фауна, а флора! Бесподобно!!!
- Сумел, старик, - отозвался второй, - ничего не скажешь... Лебединая
песня. А какие изумительные растения измыслил!
Я сидел за кустом удивленный, что все понимаю. Правда, я точно так же
восхищался природой и потому в конце концов решил, что ценители
прекрасного всегда друг друга поймут, даже если с разных планет, язык
прекрасного у них один.
Оба существа, восторженно вереща, расползлись в разные стороны,
осматривая каждый камушек, каждую травинку. Скоро один удалился за пределы
слышимости, а второй пошел на четвереньках, рассматривая букашек, и скоро
оказался перед кустом, где прятался я.
Видя, что он вот-вот боднет меня, а потом еще вдруг помрет с
перепугу, я приподнялся и сказал очень вежливо:
- Здравствуйте, не правда ли чудесный день?
Зеленый человечек вздрогнул, затравленно оглянулся в поисках блюдца,
но оно оказалось за моей спиной.
- Здравствуйте! - пролепетал он, - а в-в-вы кто?
- Человек, - ответил я. - Хомо сапиенс. Хомо хабитулус. И еще
человек, которому нужно знать, почему вы здесь очутились?
Он испуганно косился на мое лицо, которое должно было казаться
зверской рожей, ибо мои худые бледные руки рядом с его лапками выглядели
лапищами лесной гориллы. Когда я улыбнулся, он задрожал при виде моих
зубов:
- Не ешьте меня! Я все скажу!
- Давай, говори, - согласился я и улыбнулся шире.
- Нас здесь много, - пролепетал зеленый человечек. - Вы даже не
представляете, сколько кораблей кружит вокруг вашей планеты! А сколько еще
висит в длиннющей очереди, что тянется на три мегапарсека... И билеты
стоят бешеные деньги.
Я удивился:
- Но почему к нам такой пристальный интерес?
Зеленый человечек опасливо оглянулся по сторонам, зачем-то заглянул в
мышиную норку и только тогда прошептал, вытянувшись ко мне на цыпочках:
- Дело в том, что ваш мир... не отредактирован!
- Как это? - не понял я.
- Дело в том, - терпеливо объяснил зеленый человечек, - что у нас
искусство не бесконтрольно. Оно должно работать, служить обществу. На
творцах гигантская ответственность! Поэтому любое произведение обязательно
проходит через художественный совет. Если Совет примет, то после
тщательнейшей редакции выпускает в гигамир! Но обязательно, после самой
тщательнейшей редакции!
- Но как же...
- Совпали редчайшие обстоятельства. Во-первых, творец был немолодой и
весь заслуженный с головы до пят. Во-вторых, редактрисса попалась
молоденькая и робкая: не решилась править великого, чьи произведения
проходила в школе... К тому же половина Совета была на отдыхе, другую
свалил вирус омоложения...
- Неотредактированный... - прошептал я.
- Да-да, - сказал зеленый человечек. - Отсюда ляпы вроде причинности,
неопределенности, ограничения скорости света, двойной природы света и
прочих нелепых физических законов... Творцы бывают невнимательными, а чего
стоят такие надуманные проблемы как совесть, мораль общества...
- Придуманные? - воскликнул я.
- Ну, созданные! Вы не предста



Назад