e5b7f8cd     

Никитин Владимир - Записки Воронцова



ВЛАДИМИР НИКИТИН
ЗАПИСКИ ВОРОНЦОВА ИЛИ РУКОПИСЬ, НАЙДЕННАЯ В ИНТЕРНЕТЕ
От публикатора:
Я нашел этот текст в своей электронной почте. К сожалению, мои попытки определить его источник остались безуспешными, не в последнюю очередь в силу моей относительно низкой квалификации как хакера.

Обязательная сопроводительная информация была мною утеряна до того, как я сообразил, что она может помочь в этом. Конечно, предложенная авторами интерпретация мне кажется несколько ...(не могу найти точных слов). Потому я не стану ничего добавлять к тому, что написано героями этой книги, господами Новиковым, Воронцовым, Шульгиным и пр. и пр. (см. текст).
От Андрея Новикова:
Глубокоуважаемым господам читателям романа "Одиссей покидает Итаку"
Появившись в очередной раз в реальности, которую мы назвали "Итакой", я был весьма удивлен, купив очередное издание известной Вам книжки господина Звягинцева "Одиссей покидает Итаку" и не обнаружив там эпизода, очень важного, с точки зрения понимания многих последующих (а отчасти и предшествующих) событий. Речь идет о встрече Воронцова с молодым человеком, насвистывавшим в прифронтовом, или точнее, зафронтовом лесу сорок первого года известную всему нашему поколению мелодию из фильма "Мужчина и женщина".

Встреча эта и в первом издании была описана как бы между прочим, без должного внимания к ее истинному значению. И тем более было странно, что она была изъята из последующего издания, вышедшего почти одновременно со следующими книгами серии, в которых господин Звягинцев, в силу своего понимания и старания, описывал те события, которые с нами имели место быть. Это было тем более странно, что в этих книгах господином Звягинцевым уже предпринимались попытки раскрыть другие стороны явления, с отголосками которого столкнулся Воронцов той ночью, когда выходил из немецкого окружения, пытаясь добраться до Берестина и через него до меня, чтобы вытащить нас из реальности, в которой мы очутились по воле существ (или явлений? - мы до сих пор разобраться не можем), именовавшихся аграми.
Удивленный этим изъятием, я во время следующего визита в Итаку попытался приобрести остальные книжки господина Звягинцева, но нашел на прилавках только одну из них (с дурацким названием "Право на смерть"), а остальные просто скачал из Интернета, воспользовавшись плодами героических усилий господина Мошкова, которому мы хотели бы выразить свою особенную благодарность. Ибо полноценное понимание состояния культуры приходит только через литературу.
Изучение всего написанного про нас господином Звягинцевым повергло меня в тяжкие раздумья. С одной стороны, он что было сил старался восстановить истинную картину событий, основываясь на том, что мы рассказывали ему во время нескольких наших кратких встреч.

Поскольку встречи эти сопровождались обильными возлияниями, то трудно уже понять, чья вина в существенном искажении многих и многих событий. Не вдаваясь в остальные подробности написанного господином Звягинцевым, я хочу только, невзирая ни на какие мелочи, выразить ему нашу искреннюю благодарность за все его усилия, благодаря которым читатель и узнал о нашей эпопее. Сопереживания миллионов соотечественников и единомышленников - совсем не лишняя вещь в той ситуации, в которой оказались мы, волей случая выведенные на самый передний край борьбы Добра со Злом. (Увы, я не преувеличиваю, дело обстоит именно так, как бы не казалась такая патетика неуместной многим из уважамых читетелей.) Господин Звягинцев в своем изложении не дошел толком до того рубежа наш



Назад