e5b7f8cd     

Никишин Ал - Голубиная Душа



Ал.Никишин
Голубиная душа
(летние встречи)
Опрятный старичок, с аккуратно подстриженной седой бородкой спокойно
рассказывал слушателям:
- Вы выбираете большой водоем со слабым течением или без негo,
запасаетесь живцами и отправляетесь на увлекательную ловлю... Вот вы уже на
месте - выезжаете на плес. Ваш товарищ на веслах, он медленно ведет лодку,
вы - на корме и один за другим ставите на воду красные, заряженные живцами
кружки. Вскоре за вашей лодкой уже образуется из них сторожевой отряд,
выстроившийся поперек плеса. Ставите последний кружок, тихо отъезжаете в
сторону и занимаете наблюдательный пункт... Ни звука на плесе, по эта
тишина обманчива - будьте наготове.
...Проходит немного времени, и вдруг... один из кружков переворачивается
белой стороной кверху. За ним другой.. Это хищные обитатели глубин
принялись за ваших живцов. Белые кружки быстро разматываются и начинают
нырять по плесу... Не теряя времени, вы подъезжаете к первому
перевернувшемуся кружку, поднимаете его, подсекаете и чувствуете, как до
предела натянутая шелковая леса вот-вот оборвется. Нужно сохранить
спокойствие, вынимая рыбу. Приготовьте подсачек,.. Обычно с хорошим уловом
и в приподнятом настроении вы покидаете водоем. Рюкзак приятной тяжестью
давит на ваши плечи.
- Уговорили, - сказал Антон. - Попробуем половить на кружки.
* * *
В августе мы выехали на Цну. В Тамбове старожилы рекомендовали участок
реки в семидесяти километрах ниже города, между лесными кордонами
Пчелинским и Русским. Мы обосновались на Русском кордоне. Здесь правый
берег Цны вплотную примыкает к мощному лесному массиву, а левобережье -
обширная заливная пойма с небольшими, заросшими камышом озерами. Лес
привлекал нас боровой дичью, а пойма - утиной охотой...
Но... мы не подняли в лесу ни одного тетерева, ни глухаря, ни даже
рябчика - здесь в каждом доме ружье (и стреляет оно, наверное, во все без
разбора!). Не нашли мы и ни одного гриба - стояла засуха. Пойменные озера,
где мы собирались охотиться на уток, заросли непролазным лесом высокого
камыша, добраться до них можно было разве что только на вертолете.. Ну что
же, оставалась рыбалка... Впереди три недели на реке!
Наши кружки вызвали восхищение и зависть деревенских мальчишек и
довольно-таки скептические замечания старого рыболова деда Сысоя:
- Я так понимаю, баловство это одно, - сказал он. - Не сурьезное дело.
Рыба-то, брат, не дура, она тоже с понятием. Ее запросто не возьмешь...
Проворчав еще что-то насчет "ейного соображенья", он добавил:
- А может, и обласкает какая... Только вряд ли. Никто допреж тут этак не
лавливал...
- Э-э, дед! Да ты, я вижу, против новой техники? - улыбнулся Антон.
- Во-о-на! Техника! - воскликнул дед. - Я вот буду на простую уду ловить,
а ты валяй на свою технику! - там и поглядим.
С рассветом мы выехали на Мамонтовский омут. Цна здесь не широка, и
течение почти не приметно, а в омуте, кажется, и вовсе его нет - чего
желать лучшего для кружков!
Мы пустили кружки, а сами уселись на лесном берегу, под кручей, где бойко
брали на червя некрупный окунь и плотва. Отсюда хорошо были видны и все
расставленные нами по омуту часовые...
Теперь мы знаем, что это было первой нашей ошибкой, а вторую мы сделали,
не установив толком, на какую глубину нужно опускать живцов... Но
послушайте все по порядку.
Из-за леса медленно поднималось солнце. Легкая сизая дымка расстилалась
над рекой и, редея, тянулась к бледно-голубому небу, обещавшему
безоблачный, жаркий день. На реке



Назад