e5b7f8cd     

Никитина Надежда - Кошмары В Родильном Доме



НАДЕЖДА НИКИТИНА
КОШМАРЫ В РОДИЛЬНОМ ДОМЕ
рассказ ужасов
Эта столь жуткая история случилась в одном из центральных
родильных домов. Началось с того, что среди ночи привезли
роженицу.
Ее подобрали на вокзале. Откуда и куда она ехала, выяс-
нить так и не удалось, потому что на все вопросы роженица
упрямо молчала, утнув книзу косматую голову. По виду ей было
не больше двадцати, хотя вульгарно накрашенное лицо ее носи-
ло следы всех пагубных страстей. Уже в приемном покое, в пе-
рерыве между схватками, больная достала из кармана пачку си-
гарет и начала было прикуривать, но пожилая нянечка с возму-
щением вырвала у нее беломорину:
- Дитя бы пожалела, распутная! Успеешь еще, накуришься.
- А чо? - покосилась роженица. - Вон за ноги его, да об
стенку!
Бедная нянечка так и отшатнулась. Роженица сидела на ку-
шетке, вульгарно раскинув ноги в фильдеперсовых чулках,
из-под короткой юбки торчали желтые портки на резинках. Ког-
да ее стали раздевать для процедуры, из кармана выпала поча-
тая бутылка водки и разбилась на кафельном полу.
- Эх, такое добро мне спортили! Когда еще доведется те-
перь! - с сожалением заметила больная, подняла с пола чудом
сохранившееся донышко от бутылки и опрокинула в рот его со-
держимое. Акушерка не успела воспрепятствовать этому и толь-
ко всплеснула руками.
- Я позову доктора! Больная, вы ведете себя неподобающе!
- вскричала она.
Но тут роженицу скрючили схватки, и она упала с кушетки
на пол. Нянечка бросилась к телефону, а от роженицы раздался
громкий отвратительный звук. Доктор с двумя санитарами по-
доспели как раз в тот момент, когда нянечка, ругаясь, шваб-
рой протирала забрызганную стену и поливала водой из шланга
испачканную роженицу.
Когда больную под руки тащили наверх, сумели выяснить,
что зовут ее Нинкой и ехала она к своему возлюбленному, ко-
торого неделю назад забрали в армию.
- Тяжко было, вот и не доехала, - пояснила она без зазре-
ния совести медсестре, которая списывала с нее личные дан-
ные. - Вот избавлюсь от тягости и дальше поеду.
Уй-юй-юй-юй-юй! - тут больная схватилась за живот и стала
сползать со стула.
- Похоже, рожает уже, - сказала одна из акушерок. - Таким
всегда легче других дается.
И Нинку поволокли на стол. Дорогой больная опять обмара-
лась и изгадила весь коридор. Рассерженные акушерки, матюга-
ясь и подсаживая роженицу под бока, взгромоздили ее на стол
и принялись готовить инструменты. Роженица выгибалась в ду-
гу, закатывала глаза и так громко орала, словно ее резали
без наркоза.
- Да замолчишь ли ты, проклятая! - кричали акушерки, за-
жимая уши.
Давно они не принимали такой горластой роженицы. Вдруг
крики внезапно стихли, а через некоторое время раздался
пронзительный плач новорожденного.
- Готово? Не может быть, родила! - акушерки бросили свои
дела и повернулись к молодой матери.
Как повернулись, так и застыли, сраженные наповал открыв-
шимся им отвратительным зрелищем. Да, молодая женщина уже
родила. Видно было, что освободившись от бремени, ей сразу
полегчало, - она уже не лежала, а сидела на столе и, вытара-
щив глаза, почему-то шарила под собой обеими руками. Заду-
шенный писк новорожденного младенца доносился откуда-то меж-
ду ног мамаши. На глазах у оторопевших акушерок роженица до-
тянулась до собственного последа, ухватила его за длинную,
свешивающуюся до самого пола сизую кишку и подняла в воздух,
как бурдюк с красным вином. Акушерки качнулись в ее сторону,
будто, маятники, но с места так и не сдвинулись



Назад