e5b7f8cd     

Николаенко Андрей - Измерение Кинетического Червя



АНДРЕЙ НИКОЛАЕНКО
ИЗМЕРЕНИЕ КИНЕТИЧЕСКОГО ЧЕРВЯ
Если вы поклонник киберпанка. Если вы ночами просиживали за книгами Уильяма
Гибсона.Если вам не чуждо творчество даже такого легковесного писателя, как
Лукьяненко (уж извините, не мог удержаться чтобы не пнуть его в очередной раз :)
– то эта повесть для вас.
АННОТАЦИЯ:
Если вы поклонник киберпанка. Если вы ночами просиживали за книгами Уильяма
Гибсона.Если вам не чуждо творчество даже такого легковесного писателя, как
Лукьяненко (уж извините, не мог удержаться чтобы не пнуть его в очередной раз :)
– то эта повесть для вас.
Все имена невымышлены.
Все совпадения неслучайны.
Все события уже произошли.
ПРОЛОГ
– Ломай, – приказал командир группы захвата.
Двое бойцов отбежали от металлической двери с установленным на замке
зарядом.
– ОАС – сказал кто-то по ту сторону двери.
Сухо треснул взрыв, лестничная площадка мгновенно затянулась клубящейся
цементной пылью и синеватым, резко пахнущим дымом. Одновременно двое других
бойцов штурмовали квартиру через окно. Изнутри раздался звон разбитого стекла и
топот тяжелых ботинок.
Выбив развороченный замок, спецназовцы отворили дверь и, держа пистолеты
наизготовку, проникли внутрь. Но увидев своих товарищей, стоящих в комнате, они
опустили оружие и подошли к ним. В углу комнаты на столе стоял компьютер, его
дисплей был погашен. На полу около дивана, засыпанный осколками выбитого стекла,
лицом вверх лежал молодой человек в черном пальто, полы которого разлетелись
словно крылья. Небритые бледные щеки, остановившийся взгляд открытых глаз на
спокойном лице.
– Больше никого?
– Никого.
Один боец присел, пощупал пульс лежащего и покачал головой.
– Отбой. – сказал он.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Над головой раздался скрежет сверла, вгрызающегося в бетон. Где-то еще выше
бойко перестукивалась пара молотков. Петя жил в стандартной крупноблочной
девятиэтажке. Весь дом напоминал огромный зуб великана, с множеством каверн и
зловонной червоточиной мусоропровода, проходящей от верха до самого корня.
Словно в вывернутом наизнанку кабинете бесноватого стоматолога, внутри этого
зуба постоянно что-то высверливали, выстукивали, выскабливали, забивали пломбы и
снова сверлили. Петя не мог припомнить ни одного дня, чтобы страдальца оставляли
в покое. Как только жильцы какой-нибудь квартиры завершали ремонт, он тут же
начинался в других квартирах, а когда неотремонтированных квартир не оставалось,
их продавали, въезжали новые хозяева и начинали переделывать все по своему
вкусу. Каждое утро в доме стучали молотки и визжали дрели, заставляя покрываться
рябью экраны телевизоров. По вечерам же, помимо обычной ругани соседей и
визжащих далеко за полночь дешевых фонограмм, слышались звуки столь странной
природы, что Петя не мог найти им объяснение, хотя почти физически мог их
представить. Больше всего это походило на то, как если бы кто-то бегал и волочил
за собой швабру без тряпки, или забирался на стул и спрыгивал с него, снова
забирался и снова спрыгивал… Петю постоянно подмывало пойти и проверить, в самом
ли деле это так, и только явная бессмысленность подобных действий останавливала
его. Логически он понимал, что этого не может быть, что в доме живут обычные
люди, и относился к проявлениям их жизнедеятельности с усталым, обреченным
безразличием.
Шум не прекращался не только внутри дома, но и снаружи. То, что дети,
выбегая на улицу, тут же сводят судорогой истошного крика свои маленькие тельца,
было понятным. Непонятным было другое – автом



Назад