e5b7f8cd     

Николаев Андрей - Душа Оборотня



sf_fantasy Андрей Николаев Александр Прозоров Душа оборотня Он пришел из нашего мира... Его называли... Ведун!
Олег Середин согласился всего лишь проводить до реки торговца с небольшим обозом, а в итоге ему пришлось сразиться с воинами, преданными земле сотни лет назад, сойтись в схватке с колдуном суровых северных земель и обрести товарища из свиты великого Велеса.
Четвертый роман в серии «Ведун», славянская фэнтези.
ru ru Black Jack FB Tools 2004-08-21 http://leoslibrary.on.to/ 7E8CE340-6310-4114-9204-3A2911AEC98D 1.0 Александр Прозоров, Андрей Николаев. Душа оборотня Лениздат СПб. 2004 5-289-01747-Х Андрей НИКОЛАЕВ и Александр ПРОЗОРОВ
ДУША ОБОРОТНЯ
Глава 1
Косматая лошадка сторожко приподняла уши и пошла боком. Олег Середин натянул поводья.
– Ну, чего тебе еще привиделось?
Ведун приобрел эту сивую клячу на хуторе под Черниговом. Вернее, взял как плату за излечение каженника. Девчушка лет семи, у которой Олег спросил дорогу, пожаловалась: мол, тятенька не узнает никого, а иной раз станет как столб и ни сказать чего, ни рукой-ногой двинуть не может. Мычит только, да глаза пялит.

Семь ден, как пошел за дровами, да и сгинул. А как нашли его, сердешного, в лесу на третий день, так и мается. Дело-то оказалось простое, проще некуда: мужика, поленившегося поднести угощенье, обвеял леший.

Олег простым заговором снял порчу, а мужику наказал в следующий раз с пустыми руками в лес не ходить – на охоту ли, по грибы-ягоды. Поднеси сперва угощенье: положи на пенек хлеба или еще чего, да спасибо скажи.
– А коль дорогу потеряешь – одежу на изнанку выверни. Вот и вся недолга, – добавил Олег.
Мужик от радости не знал, как и благодарить. В конце концов уговорил Олега взять лошадку. Цена ей была едва больше киевской полгривны: кобылка низенькая, с толстыми боками и явно норовистая.

При первом знакомстве она сразу попыталась куснуть Середина за руку желтоватыми зубами.
– Ты не смотри, что Сивка ростом не вышла, да косматая, что твой медведь, – бубнил мужик, – она ой какая прыткая! Только вот пугливая. А ты чуть что – плеткой ее!
Лошадь пришлась как нельзя кстати. Свою пару он оставил в Новгороде, у Любовода-купца. Прельстился посулами тороватого рязанца до дома его на ушкуе довезти.

Видать, расторговался тот удачно, коли трех гривен серебром не пожалел, лишь бы мошну в целости до дома доставить. В стольном городе Середин распихал оговоренную плату по карманам, перекинул саблю за спину, дабы по ногам попусту не била, да и тронулся обратно пешком.

Лошадь покупать не захотел. Коняга – она ведь не мотоцикл, она живая. Свыкнешься с ней за пару недель, сойдешься характерами, сдружишься – потом расставаться жалко.
Однако дорожки на Руси дальние, земли обширные – за неделю отвыкший от долгих прогулок ведун стоптал ноги до боли в икрах и мозолей на пятках, а потому от подарка отказываться не стал.
Что лошадь пугливая, ведун понял на первой же версте: линючий заяц вывернулся из-под копыт, кобыла прыгнула в сторону, и Середин чуть не свалился на землю с куска кожи, заменявшего седло.
– Если опять заяц – отведаешь плетки. Вот не сойти мне с места, – пригрозил Олег и попытался пятками придать лошадке ускорение: – Н-но, залетная!
«Залетная» расставила пошире ноги и замотала головой, будто отмахиваясь от оводов.
– Эх, не было печали… – Середин перекинул ногу через холку лошади и, спрыгнув на дорогу, прислушался.
Вечерело. Ветер трепал верхушки осин и берез вдоль дороги. Желтые стволы сосен стремились к предзакатному небу, словно в надежде погреться в лучах заходящего с



Назад