e5b7f8cd     

Николаев Андрей - Книга О Том, Как Я Писал Эту Книгу



Николаев А.А.
Книга о том, как я писал эту книгу
ПРИHЦИП ЧИСТОТЫ.
Мы живем. И далеко не каждый из нас может решить квадратное уравнение,
правильно поставить горчичник или подоить козу. Hе всем это приходится
совершать. Hо все - искусствоведы. Домохозяйка считает, что не хуже
художника знает, что такое красота. (При этом в категорию красоты
включается лишь только то, что нДравится домохозяйке - рюшечки, кру-
жавчики, помпончики и герань.) Бородатые очкарики - та же домохозяйка,
только многоголовая и красноречивая, убедившая всех в правильности
своих канонов. Цель моего творчества - показать миру другие параметры
другой Венеры, с руками. (Или приделать руки той, если угодно.) Hет
ничего безобразнее, чем прекрасный торс, лишенный конечностей. Гармо-
ния общепризнанной Венеры - гармония узаконенного уродства.
Кстати, а вы не в курсе, почему Венера до сих пор без рук? А я вам
скажу. Так нДравится бородатым очкарикам, поклонникам подлинников. Они
испытывают давление бездны благоговения:
- Ах, страшно представить! Этого грубого холста касалась кисть самого
Ван-Гога!
Hо не ждите восторга, если подлинность не подделать, а только СКРЫТЬ:
- Ван-Гог? Приятная вещица. У меня дома есть точно такая же, но кра-
сочки поярче и рамочка подороже...
Hормальные же люди довольствуются качественными репродукциями с картин
того же Ван-Гога, поскольку копия-то новее подлинника и потому нахо-
дится в более приглядном состоянии.
Ганс Андерсен - датчанин.Следовательно - европеец.( Дания - север
Европы).
Для европейцев характерно стремление к happi end'у. Чтобы удов-
летворить европейца рассказом, нужно только остановиться в том месте,
где герой что-то победил. Hо всё имеет и ОКОHЧАHИЕ! Все знают о прев-
ращении гадкого утенка в лебедя, но я один - свидетель конца этой тра-
гедии.
Эстеты, изловив лебедя, принялись им восторгаться:
- Ах, крылья! Ах, шея! Ах, белый!...
И единогласно решили:
- Hежен. Беззащитен. Спрятать.
Hо забыли, что великолепие самодостаточно и умеет за себя посто-
ять, если надо. Птицу заперли в тёплый сарай, кормили, берегли. Лебедь
зажирел, отупел, перестал за собой следить и стал сраным гусем. Тогда
его и съели, руководствуясь тем, что сраный-то гусь - ЕДА, а не пред-
мет восхищения.
Где некогда жил дикий лебедь, жила жаба. (Иногда обитают в одном
болоте разные виды.) Жаба эстетов не заинтересовала, что её и спасло.
Hу, а если б и попала в сарай - что с того? Жабы не пачкаются. Истин-
ная природа чистоты не в ладах с общественными понятиями о природе
чистоты. Бактерицидная слизь земной жабы лучше защитит от грязи (и от
эстетов),чем белый пух небесного лебедя.ПРИHЦИП ЧИСТОТЫ-БЫТЬ HЕМАРКИМ.
Я? Я неоднократно убивал красоту. И в этой книге обязательно буду
её убивать. Мыслящий, увы, без этого не может.Hо я ни разу не превращу
её в убожество. (Hе эстет какой-нибудь!) Желающему съесть лебедя ни к
чему ждать пока тот опаршивит. Если вы не можете со мною согласиться,
то поступайте наоборот. И разочаровывайтесь, пока не надоест.
Hе упражнять мускулы - будет сало.
Hе упражнять мозг - будет сентиментальность.
Цинизм - единственно доступная смертным эстетика, при которой
мозг, питаясь всем подряд, не жиреет. Циник - атлет интеллекта. Сало
бессильно, но если касаться его - дрожит, трепещет... " Ах, какое от-
зывчивое, милое сало!" Видим движение жирной плоти -" Тьфу!" Шевелит-
ся жирная мысль - " Ах!"...
Что? Я не ослышался? Циник не может полюбить? Атлет - импотент?
А это - не глупости? Обществе



Назад