e5b7f8cd     

Николаев Владимир - Якорь Спасения



Владимир Николаевич НИКОЛАЕВ
ЯКОРЬ СПАСЕНИЯ
Повесть фантастическая,
отчасти сатирическая и несколько даже детективная
В книгу вошли повести и рассказы, посвященные мужеству советских
полярников и моряков, на долю которых часто выпадают нелегкие
испытания. Мужество, стойкость, верность долгу - главное в характерах
героев. В книгу включена также фантастическая повесть "Якорь
спасения", герой которой, движимый погоней за славой и благополучием,
хватается за случайный успех и терпит фиаско.
ОГЛАВЛЕНИЕ:
Глава первая, весенняя, радостная, в которой автор
представляет главных героев своей повести
Глава вторая, по-прежнему еще весенняя, но уже более
грустная, в которой намечаются основные события повести
Глава третья, в которой повествуется о начале событий
Глава четвертая, в которой судьба Аскольда Чайникова
заметно меняется к лучшему
Глава пятая, в которой происходит то, чего могло не
случиться лет сто и даже более
Глава шестая, в которой события развиваются в нарастающем
темпе
Глава седьмая, в которой должен появиться наконец автор
повести "Наше время" Аким Востроносов
Глава восьмая, в которой Аким Востроносов убеждается в
своей гениальности
Глава девятая, в которой Аким Востроносов на собственном
опыте узнает, что значит быть гением
Глава десятая, в которой невзгоды преследуют Акима
Востроносова
Глава одиннадцатая, в которой описываемые события круто
меняют ход
Глава двенадцатая, в которой над головой гения собирается
гроза
Глава тринадцатая, которую коротко можно назвать - битва
гениев
Глава четырнадцатая и последняя, в которой события еще раз
меняют ход и все окончательно разъясняется
________________________________________________________________
Глава первая,
весенняя, радостная, в которой автор
представляет главных героев своей повести
Ах, что за чудо молодая весна! Волшебно обновляя примелькавшуюся, как
бы постаревшую и смертельно надоевшую за зиму улицу с некрашеными домами,
она повелительно обращает наше внимание на то, что больше решительно
невозможно мириться с затхлостью промерзших помещений, с их поблекшими
красками, наконец, с их каменным равнодушием ко всему живому и радостному.
В такой вот день первого лихого разгула молодой весны с треском
распахиваются прочно заклеенные с осени окна и даже страдающие застарелой
почечно-каменной болезнью и по причине этого постоянно находящиеся в
несговорчиво-ворчливом состоянии начальники без колебаний и возражений
утверждают явно завышенные сметы на срочный ремонт. А иные-прочие
откалывают и кое-что похлеще.
Но задумывались ли вы, к чему зовет весна? Ведь и вас она увлекала, и
меня, признаюсь, сманивала. А куда? Я роюсь, роюсь в памяти и решительно
ничего такого припомнить не могу и готов со всей прямотой заявить: а черт
знает куда! Помню, просто не сиделось на месте, прямо удержу никакого не
было, не хотелось работать, читать, писать, влекло шататься, брести куда и
зачем попало, хотелось до обалдения смеяться и быть счастливым.
И представьте, я смеялся и был счастлив. И думаю, это удавалось не
одному мне. Взять хотя бы, к примеру, хорошо знакомого мне Никодима
Сергеевича Кузина, счастливого из счастливых в тот день.
Обычно серьезный и сосредоточенный, как и подобает быть сугубо
деловому человеку, на этот раз Никодим Сергеевич, сияя беззаботной
улыбкой, размашисто шагал в расстегнутом, серого дорогого велюра пальто, в
лихо заломленной и с некоторым вызовом сдвинутой на затылок модной шляпе.
Цветастое кашне, добротный костюм



Назад