e5b7f8cd     

Николаевский Б - История Одного Предателя



Б. НИКОЛАЕВСКИЙ
ИСТОРИЯ
одного
ПРЕДАТЕЛЯ
ТЕРРОРИСТЫ
и
ПОЛИТИЧЕСКАЯ
ПОЛИЦИЯ
СОДЕРЖАНИЕ:
От автора
1. Разговор в поезде
2. На заре "туманной юности"
3. На пути к большому плаванию
4. Основание партии социалистов-революционеров
5. Азеф и Боевая Организация при Гершуни
6. Охота за Плеве
7. Большой поход Боевой Организации
8. Два предателя
9. В дни революционных битв
10. Измена Гапона
11. Примирение Азефа с Департаментом Полиции
12. Герасимов и Столыпин - новые полицейские руководители Азефа
13. Большой поход Азефа-Герасимова-Столыпина против Боевой Организации
14. Террор без Азефа
15. Дело о "заговоре против царя"
16. Восстановление Боевой Организации
17. Летучий Боевой Отряд "Карла" и его гибель
18. Последняя игра Азефа
19. Разоблачение
20. Заслуженный предатель на покое
{5}
ОТ АВТОРА.
Провокация, как метод борьбы с революционным движением в странах без
политических свобод или со свободами весьма ограниченными, не принадлежит к
числу особенностей специально русской истории. Италия эпохи австрийского
владычества, Франция времен Луи-Филиппа и Наполеона III, даже Пруссия в
царствование Фридриха-Вильгельма IV знали применение провокации в значительно
более широких размерах, чем современная им Россия. Весьма широко применялась
она в разных странах и в отдельные другие периоды. Но в то время, как повсюду
в этих других странах она применялась именно только отдельными периодами, а
потому не могла создать прочной традиции, - в России непрерывная и все более
ожесточавшаяся борьба правительства в течение целого столетия против
нараставшего революционного движения привела к тому, что провокация сложилась
здесь в стройную законченную систему, над "научной" разработкой которой бились
"лучшие головы" полицейского сыска. Поэтому нет ничего удивительного в том,
что именно Россия дала миру и тот конкретный пример провокации, которому
суждено войти в историю в качестве классического примера провокации вообще.
Таким примером, бесспорно, является история Азефа.
Человек, свыше 15 лет состоявший на службе в качестве тайного полицейского
агента для борьбы с революционным движением и в то же время в {6} течении
свыше пяти лет бывший главою террористической организации, - самой крупной и
по своим размерам, и по размаху ее деятельности, какую только знает мировая
история; человек, предавший в руки полиции многие и многие сотни
революционеров и в то же время организовавший ряд террористических актов,
успешное проведение которых, остановило на себе внимание всего мира;
организатор убийств министра внутренних дел Плеве, вел. кн. Сергея
Александровича и ряда других представителей власти; организатор покушения
против царя, - покушения, которое не было выполнено отнюдь не по недостатку
"доброго" желания у его главного организатора, - Азеф является по истине еще
непревзойденным примером того, до чего может довести последовательное
применение провокации, как системы.
Действуя в двух мирах, - в мире тайной политической полиции, с одной
стороны, и в мире революционной террористической организации, с другой, - Азеф
никогда не сливал себя целиком ни с одним из них, а все время преследовал свои
собственные цели и соответственно с этим предавал то революционеров полиции,
то полицию революционерам. В обоих этих мирах его деятельность оставила
заметный след. Азеф, конечно, не покрывал своей тенью всей деятельности ни
Боевой Организации партии социалистов-революционеров, бессменным руководителем
которой он так долго



Назад