e5b7f8cd     

Никольская Элла - Русский Десант На Майорку (Русский Десант На Майорку - 3)



ЭЛЛА НИКОЛЬСКАЯ
Русский десант на Майорку
криминальная мелодрама в трех повестях
Повесть третья
Русский десант на Майорку
Вместо предисловия:
Пляж в Кала Майор с его многолюдьем и мелководьем - шлепаешь-шлепаешь
по прозрачной воде, пока не доберешься до глубокого места, где хоть
окунуться можно, с полным отсутствием тени, разве что под платным зонтом -
мне сразу не понравился. И в поисках чего-нибудь поуютнее отправилась я
куда глаза глядят, но, естественно, вдоль морского берега. Неширокая,
вполне городская улица петляет, поворачивает туда-сюда, следуя прихотливым
очертаниям невидимой прибрежной полосы. Море лишь изредка мелькнет в
просветах между домами, поманит - но не тут-то было: просветы эти
перегорожены шлагбаумами, решетками или вовсе глухими воротами с неизбежной
табличкой "Prohibido". Что означает - запрещено проходить, а также
проезжать, здесь частное владение, не вздумайте нарушить священные границы,
господа...
На одном перекрестке, в полукилометра примерно от финиша моего
путешествия (чего я еще, конечно, не знала), - то есть, от маленькой, почти
замкнутый круг образующей бухты, которую всплошную обступают разнообразные,
асимметричные как утесы, дома и сосновая рощица, заканчиваясь прямо на
пляже, взбегает вверх по крутому склону и оставляет густую тень на белом
песке, словом, не доходя немного до Иллетаса набрела я на непонятный
памятник-не памятник, но похоже. Обложенная булыжником клумба, посредине
вертикально поставлена каменная плита, два имени одно под другим. Ни дать,
ни взять - надгробие.
Утонули, что ли, означенные Эрой Филин и Патриция Уаймор - явно не
аборигены - в здешних водах или в автомобиле разбились на лихо петляющем
шоссе? Ничего подобного! Из краткого текста на той же плите следовало, что
просто жила здесь эта парочка в сороковых годах нынешнего столетия и
недолгое её пребывание не забыто польщенными островитянами. Давних гостей
чтут почти наравне с местными властями, коим неподалеку, в славном городе
Пальма-де-Майорка там и тут воздвигнуты конные и пешие статуи...
Чем же заслужили такую память Эррол и Пат?
Добро бы ещё добродетелями, как Жорж Занд и Шопен - другие знаменитые
любовники, избранники судьбы, которые в прошлом веке тоже уединились на
Майорке, в горном Вальдемосе, о чем нескромно оповещают бесчисленные
справочники и путеводители по Балеарам, ни один не умолчит. Что ж, дело
прошлое. Эти же - почти наши современники, и кому-то из местных жителей
постарше наверняка довелось встречать их.
...Знаменитый голливудский актер, который приятельствовал с Флинном,
как, впрочем, и с другими звездами тогдашнего кино, подробно и не слишком
доброжелательно поведал в своих мемуарах о неотразимой блондинке,
безусловном секс-символе всей Америки. Герой вестернов, отважный ковбой,
пират и воин беспримерного мужества - по жизни пьяница, наркоман и бабник -
скрывался в глухой европейской провинции, на Богом забытой Майорке от
жадных, как акулы, бывших жен и их ушлых адвокатов, от судебных
исполнителей и бесчисленных шантажистов и шантажисток. Добровольное
изгнание делила с Эрролом молоденькая красивая Пат, верившая, что её любовь
и нежность спасут в конец затравленного "счастливчика Флинна".
Только ничего из этого не вышло, их вычислили, отыскали, вернули в
жестокий, ничего не прощающий мир, и она родила ему ребенка, но они все
равно развелись и доживали врозь, как кому назначено было...
Однако майоркинцы (смотрите не назовите их случайно испанцами, они
обидятс



Назад