e5b7f8cd     

Никольская Элла - Уходят Не Простившись (Русский Десант На Майорку - 2)



ЭЛЛА НИКОЛЬСКАЯ
Русский десант на Майорку
криминальная мелодрама в трех повестях
Повесть вторая.
УХОДЯТ, НЕ ПРОСТИВШИСЬ
Редко кому удается проститься перед уходом. Я имею в виду последний
уход, окончательный. Даже если возле постели уходящего толпятся его
близкие, то они, да и сам он вместе с ними все надеются, никак не хотят
согласиться с неизбежным и признаться, что пора уже... И упускают шанс.
А если уж настигнет человека внезапная смерть, то покинутые им на этом
берегу долго ещё вглядываются в оставленную ушедшим пустоту, мучительно
припоминая, чего не успели сказать и сделать. Как много всегда
недосказанного между тем, кто ушел, и тем, кто остался...
Женщину зарезали средь бела дня в лифте на шестом этаже. Полоснули
лезвием по беззащитному горлу, и она сползла на грязный пол, выставив
колени и уронив на них голову. Копна крашеных волос свесилась, закрыла
лицо, обнажились темные корни.
Убийца же преспокойно, никого не встретив, cпустился по лестнице и
вышел в просторный, залитый солнцем проходной двор, а оттуда на улицу. Было
около полудня, работающий люд давно разошелся по конторам, домохозяйки - по
магазинам, дети - по школам. Стоял месяц май, самое начало.
Однако незамеченным убийца не ушел. Вездесущая и всезнающая баба Таня
- старшая по подъезду, тому самому - как раз болтала со своей товаркой,
старшей по соседнему подъезду (что это за звание такое - "старший по
подъезду"? То ли с незапамятных времен сохранилось, то ли бабки-активистки
попросту самозванки) - так вот, стояли две старухи, обе с пустыми мусорными
ведрами: в старом доме, где приключилось злодеяние, мусоропровода нет. И
баба Таня приметила, что в подведомственный ей подъезд вошел незнакомый
мужчина, а через некоторое время вышел. Позже она описала его как
плюгавенького такого, неприметного". "Среднего роста, среднего
телосложения" - вздохнув, записал следователь, но этот перевод неточен, как
видите. Недостаточно выразителен... "Рубашка в клетку некрупную, синяя с
черным вроде, брюки сероватые как бы, а в руках пакет пластиковый с
женщиной. Ну, баба голая...". Следователь и это старательно переложил на
протокольный язык, но, к сожалению, эти вполне достоверные данные не
помогли милиции разыскать преступника. Кого это нынче удивит? Нераскрытыми
остаются и куда более громкие убийства. А тут самый заурядный случай:
жертва немолода, некрасива, незнаменита и даже небогата - сплошное
отрицание. Никому не интересна, словом...
Минут через пять после того, как незнакомец покинул двор, баба Таня
закончила беседу с приятельницей и направилась домой. Лифт оказался наверху
- постучав кулаком по решетке, покричала, задрав голову, понапрасну и
чертыхаясь, медленно полезла на свой пятый этаж, громко понося тех, кто
забывает, не думая о других, захлопнуть за собой дверь. Но поднявшись -
вскарабкалась ещё на этаж - звание обязывает, - чтобы закрыть-таки лифт,
пусть жильцы не мучаются, многие же с тяжелыми сумками возвращаются. И
тут-то обнаружила сидящую на грязном полу открытого лифта соседку. И лужа
крови под ней! О Господи, спаси и помилуй...
Железная старуха не стала тратить времени на панику и суету: тут же
спустилась к себе и позвонила в милицию. Оттуда примчались мгновенно, благо
отделение в соседнем, а можно сказать, и в том же самом дворе: заборы-то
ещё при Хрущеве ликвидировали, создали единое дворовое пространство. На
какую хочешь улицу выходи: на 2-ю Брестскую, на Большую Грузинскую, а можно
и на Грузинский вал, прямо к Б



Назад