e5b7f8cd     

Нилин Павел - Варя Лугина И Ее Первый Муж



Павел Нилин
Варя Лугина и ее первый муж
1
В барабанщики обычно выбирают мальчиков.
Но Варя Лугина запротестовала. Она кричала, что это зажим.
И добилась своего - ее избрали в барабанщики.
Она ходила впереди отряда, закинув белокурую голову, гордая,
самостоятельная девочка в коротком платьице.
Из-под платьица ее выглядывали загорелые, коричневые коленки в синих
ссадинах и царапинах. Она ни в чем не уступала ребятам.
Зимой она каталась на коньках, командовала постройкой крепостей из
снега. А летом плавала, лазала по крышам и даже играла в футбол с
мальчишками.
Но в двадцать седьмом году, когда исполнилось ей двенадцать лет, она
упала с качелей и сломала бедро.
Она вышла из больницы на костылях, похудевшая, бледная, угрюмая.
На Усачевке жалели ее:
- Командирша вышла в отставку.
Варя Лугина говорила:
- Посмотрим...
И когда можно было бросить костыли, она опять стала бегать. Она бегала
теперь, припадая на левую ногу. Боли она не чувствовала и не хотела
чувствовать себя калекой.
Она по-прежнему лазала по крышам, барабанила на пионерских сборах и
старалась даже вернуть свое первенство по конькам. Она была решительная
девочка.
И такой решительной она осталась на всю жизнь.
В семнадцать лет она выглядит как двадцатилетняя. У нее зеленые
задумчивые глаза, белокурые косы, уложенные, вокруг головы, очень
стройная, крепкая фигура. Она по-прежнему чуть-чуть припадает на левую
ногу.
Но это не так уж заметно теперь: она носит сапожки или туфли на высоких
каблуках и в одну туфлю, в левую, подкладывает толстый подпятник.
В городе, на заводе, это, может быть, и следует делать. А в Сочи, на
отдыхе, зачем же подпятник? Варя Лугина, приехав на отдых, сразу спрятала
модные туфли в чемодан, надела шлепанцы и в синей майке, перекинув
полотенце через плечо, пошла к морю.
Доктор встретил ее в кипарисовой аллее. Это был добрый пожилой доктор,
из тех, что любят свою профессию. Он, прищурившись, посмотрел на девушку и
участливо спросил:
- Это что же у вас такое... с ногой?
Варя Лугина покраснела.
- Ничего, - сказала она. - Пустяки. Это с детства...
- Вы бы все-таки зашли ко мне. Пустяки, пустяки, а может быть, вам и
купаться нельзя...
Она зашла. Он внимательно осмотрел ее, выслушал сердце, легкие. Потом
осторожно ощупал живот, ноги, особенно долго ощупывал левую ногу и наконец
грустно покачал седеющей головой.
- Н-да, молодая леди... - сказал он после некоторого раздумья... -
Купаться вам, конечно, можно. Купайтесь на здоровье. А вот это... как бы
сказать... деток рожать вам, по-моему, будет очень трудно. Да...
Варя удивленно посмотрела на доктора. При чем тут дети? Ведь она не
спрашивала его, можно ли ей рожать!
Вероятно, он принял ее за кого-то другого, все перепутал. Она готова
была улыбнуться.
Но доктор, приподняв очки, изучающе посмотрел ей в глаза и молвил
медленно, как бы намеренно растягивая слова:
- Видите ли, какая история. Из-за бедра у вас значительно искривлены и
позвоночник и вся область таза. - И, может быть боясь, что девушка не
поверит ему или еще, чего доброго, обидится, добавил: - Это, в сущности,
не мое дело. Я здесь по общему наблюдению. Но я к тому же и гинеколог. Я
понимаю...
Доктору, видимо, было нечего делать. В доме отдыха в большинстве жили
здоровые люди, не нуждавшиеся в его помощи. И сейчас, пользуясь свободным
временем и возможностью обнаружить знания, он с явным удовольствием и с
особой стариковской обстоятельностью прочитал девушке пространную лекцию и
о строении челове



Назад