e5b7f8cd     

Нилин Павел - Жестокость



Павел Нилин
Жестокость
1
Мне запомнился Узелков именно таким, каким увидели мы его впервые у нас
в дежурке.
Маленький, щуплый, в серой заячьей папахе, в пестрой собачьей дохе, с
брезентовым портфелем под мышкой, он неожиданно пришел к нам в уголовный
розыск в середине дня, предъявил удостоверение собственного корреспондента
губернской газеты и не попросил, а, похоже, потребовал интересных
сведений. Он так и сказал - интересных.
Происшествия, предложенные его вниманию, не понравились ему.
- Ну что это - кражи! Вы мне дайте, пожалуйста, что-нибудь такое...
И он щелкнул языком, чтобы нам сразу стало ясно, какие происшествия ему
требуются.
Я подумал тогда, что ему интересно будет узнать про аферистов, про
разных фармазонщиков, шулеров и трилистников, и сейчас же достал из шкафа
альбом со снимками. Но он на снимки даже не взглянул, сказал небрежно:
- Я, было бы вам известно, не Цезарь Ломброзо. Меня физиономии
абсолютно не интересуют.
И как-то смешно пошевелил ушами.
А надо сказать - у него были большие, оттопыренные, так называемые
музыкальные уши. И потом мы заметили: всякий раз, когда он нервничал или
обижался, они шевелились сами собой, будто случайно приспособленные к его
узкой, птичьей голове, оснащенной мясистым носом.
Нос такой мог бы украсить лицо мыслителя или полководца. Но Узелкова он
только унижал. И, может быть, Узелков это чувствовал. Он чувствовал, может
быть, что нос его, и уши, и вся тщедушная фигурка смешат людей или
настраивают на этакий насмешливый лад. И поэтому сам старался показать
людям свое насмешливое к ним отношение.
Я давно заметил, что излишне важничают, задаются и без видимой причины
ведут себя вызывающе и дерзко чаще всего люди, огорченные собственной
неполноценностью.
Не берусь, однако, утверждать, что Узелков принадлежал именно к этой
категории людей.
Не хочу также сгущать краски в его изображении, чтобы никто не подумал,
будто я стремлюсь теперь, по прошествии многих лет, свести с ним давние
личные счеты. Нет, я хотел бы в меру своих способностей все изобразить
точно так, как было на самом деле. И если я начал эту историю с Узелкова,
со дня его появления в нашей дежурке, то единственно потому, что главное,
о чем я хочу рассказать, произошло именно после его приезда.
Хотя, конечно, в первый день никто ничего не мог предугадать.
Узелков, нервически подергивая плечами, ходил по нашей дежурке, трубно
сморкался в широко раскрытый на ладонях носовой платок и говорил:
- Вы мне дайте, пожалуйста, что-нибудь такое фундаментальное. А уж
дальше я сам разовью. Мне хотелось бы успеть сделать еще сегодня
что-нибудь незаурядно оригинальное для воскресного номера. Что-нибудь
такое, понимаете, экстравагантное!..
- Хотите, я вам про знахарок подберу материал? - предложил Коля
Соловьев. - Знахарки тут шибко уродуют народ. Надо бы их осветить пошире и
как следует продернуть в газетке...
- О знахарках я уже писал из Куломинского уезда, - сказал Узелков. - И
это, собственно говоря, не мой жанр. Я, к вашему сведению, не рабкор и не
селькор и никого не продергиваю. Я осмысливаю исключительно крупные
события и факты. В этом и состоит цель моего приезда...
- Ага, - догадался Венька Малышев. - Я знаю, чего вам надо. Я сейчас
принесу...
Всем нам хотелось угодить представителю губернской газеты, впервые
заехавшему в эти места, в этот уездный город Дудари, расположенный, как
было сказано в старом путеводителе, среди живописной природы, но
малодоступный для туризма из-за сложност



Назад