e5b7f8cd     

Нилин Павел - Знакомое Лицо



Павел Нилин
Знакомое лицо
Еще с вечера Бергер объявил теще, что завтра утром, в воскресенье, его
приедут снимать.
- Как снимать? - чуть встревожилась теща.
- Ну как снимают! Для кино! На заводе меня уже сняли около моей машины:
включаю ток, заправляю деталь, делаю опытную шлифовку... Мне только жалко,
что Анечка на курорте...
- При чем же здесь Анечка?
- Как при чем? Моя жена, ваша дочь. Меня же хотят снять в домашней
обстановке, прямо здесь, на даче. Чтобы видно было, как мы живем семейно.
Анечке бы это понравилось...
- Да уж, Бергер, ты достиг своего, - сказала теща. - Вот именно ты
достиг, чего хотел. Мне это тоже приятно. Я рада за тебя...
- Только, Марья Ивановна, я вас прошу, - озабоченно заморгал белесыми
ресницами Бергер. - Надо будет... Словом, я бы хотел устроить этим,
которые приедут, небольшой, приличный завтрак. Ну, редисочку, салатик,
яичницу какую-нибудь с колбаской, как вы умеете. И это самое... коньяк я
тоже купил. Две бутылки. Думаю, хватит...
- И у нас еще в буфете початая бутылка, - вспомнила теща. И вынула из
буфета бутылку. - Не понимаю, я без очков. Это вроде тоже коньяк?..
- Это "Мукузани", - издали определил Бергер. - Это мы еще при Анечке
фотографа угощали...
- Ты смотри, Бергер, как к тебе зачастил народ! - восхитилась теща. - И
фотографы, и корреспонденты, и теперь - кино.
- Я же вам говорил, Марья Ивановна, что вы еще будете гордиться своим
зятем! - улыбнулся Бергер. И чуть приподнял, как перед фотообъективом,
свою птичью голову с рыжим хохолком. - Я же вам говорил! А вы смеялись...
- Да никогда я не смеялась. С чего ты взял? Я только не люблю, когда
хвалятся. Но раз сделано дело, это очень хорошо, что тебя так
приветствуют. И другим пример полезный. Напрасно ведь не будут снимать.
Это же все делается для агитации, для того, чтобы все видели: вот, мол,
Бергер изобрел машину шлифовальную, и она уже действует. И у кого еще есть
сила и возможность, пусть тоже изобретают. Ясно и наглядно. Но грязные
ведра с землей надо бы убрать с веранды. И вообще надо прибраться во
дворе, подмести. Чтобы в кино было видно, если снимут, что изобретатели
живут у нас культурно. Ведь сколько раз я говорила: надо побелить кирпичи
вокруг клумбочки. Мне же самой, ты знаешь, некогда. И завтра, несмотря на
воскресенье, меня просили сходить к слепым. Там же двое - мои товарищи...
- Нет, вы уж завтра утром не уходите, - запротестовал Бергер. - Без вас
это будет неудобно. А кирпичи я сейчас побелю. И за песком схожу.
Только в первом часу ночи Бергер лег спать. Но уснуть не мог. Было
душно в нагретом за день жарким солнцем домике. И зудели над ухом комары.
И надсадно ревели тяжелые самолеты, кружась над Внуковским аэродромом.
Бергеру вспомнились его покойные родители: отец, сожалевший, что сын не
захотел стать портным, и мать, мечтавшая направить сына по музыкальной
части. Как они огорчились, что сын, окончив всего семь классов, свел
знакомство с уличными, как им казалось, хулиганистыми ребятами, старше его
по возрасту, бросил школу и пошел работать на завод! И что он там
зарабатывал - какие-то пустяки! А приходил каждый день такой грязный, что
мать не могла его отмыть. Не могла наготовить горячей воды. И еще он стал
выпивать с этими ребятами, болезненный, худенький мальчик, в раннем
детстве страдавший золотухой. Мать постоянно плакала, а отец сердито
молчал или изредка произносил презрительные слова на не очень понятном
мальчику языке.
Вот пусть бы родители сейчас посмотрели на него!



Назад